Поиск

ОСНОВЫ МЕТОДИКИ РКИ. Часть 2

Пост обновлен 20 нояб. 2018 г.



ВЛАДЕТЬ ЯЗЫКОМ

ВЛАДЕТЬ ГРАММАТИЧЕСКИМ СТРОЕМ


На одной из своих лекций выдающийся лингвист академик Л.В.Щерба просто и оригинально объяснил студентам, что такое грамматический строй языка. В качестве примера он привел предложение «Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокрёнка» и попросил объяснить, о чем идет речь. Все студенты поняли, казалось бы, бессмысленную фразу одинаково. Почему? Л.В.Щерба, взяв несуществующие в языке корни слов, оформил их (употребил приставки, суффиксы) по законам русского языка. Порядок слов в предложенном примере тоже играет существенную роль для понимания «смысла». Перед студентами предстала «обнаженная» структура языка, не осложненная лексическими значениями.

Для того чтобы понять все сложнейшие формальные грамматические отношения, содержащиеся в этом предложении (без понимания значения слов), требуются секунды, а для объяснения этих отношений нужно довольно много времени и слов. Попробуем:

Куздра - в предложении явно подлежащее – существительное женского рода, что подтверждается не только окончанием, но и стоящим перед ним определением, выраженным прилагательным глокая, согласующимся с существительным в роде, числе и падеже. Активное действие куздры, выраженное сказуемыми – переходными глаголами будланула и курдячит (кого?), говорит о том, что это существительное – одушевленное.

Штеко – обстоятельство образа действия – наречие, поскольку имеет суффикс –о и стоит перед глаголом и отвечает на вопрос как?

Будланула – глагол прошедшего времени (суффикс –л) женского рода (окончание –а), форма глагола зависит от существительного, показывает одноразовое мгновенное действие (суффикс –ну).

Бокра – прямое дополнение – существительное одушевленное мужского рода (кого?): окончание –а.

Курдячит – сказуемое, относящееся к тому же подлежащему, но уже выражено глаголом настоящего времени, т.е. обозначены последовательно происходящие действия (будланула и курдячит).

А суффикс (-ёнк) и окончание () в прямом дополнении –существительном бокрёнка убеждают нас, что речь идет о ребенке какого-то животного (во всяком случае, – живого существа).

Мгновенно интуитивно, без грамматического анализа определить все отношения, выраженные не лексически, а только грамматическими признаками, может только тот, кто владеет грамматическим строем русского языка. Владение грамматическим строем языка – основной показатель знания языка. Даже при бедном лексическом запасе и пользовании примитивными фразами носитель русского языка говорит в строгом соответствии с грамматическим строем русского языка (принципы словообразования, морфологии и синтаксиса находятся на уровне подсознания). И если впервые услышанное «болото» воспринято им как слово женского рода (это встречается в некоторых диалектах), «болота», человек так и будет «держать» это слово в грамматической категории женского рода, используя свой опыт употребления слов женского рода: «Пошёл на болоту, вышел из болоты, с этой болотой» и т.д. Но этот же человек не допустил бы такой ошибки, если бы при первом знакомстве с этим словом воспринял его как слово среднего рода.

Поступив в школу, ребенок начинает заниматься родным языком. Можно ли сравнить изучение родного языка с изучением языка иностранного? На родном языке ребенка нужно научить читать, писать в соответствии с правилами грамматики и орфографии, обогатить его лексику и выработать литературный стиль языка. Грамматическим строем родного языка каждый человек владеет[1] с самого раннего детства. Значит,

[1] Это положение (усвоение грамматического строя родного языка на подсознательном уровне) можно проиллюстрировать таким примером. Полуторагодовалой девочке принесли куклу. Прежде чем дать ее ребенку, кто-то из взрослых спросил: «А имя?» Девочка это слово восприняла как собственное имя куклы и сказала: «Дай Имю». И в дальнейшем она говорила «Имя спит», «У Ими гости», отказываясь называть куклу иначе.

в школе ребенок не изучает родной язык, он его знает. В школе его учат не самому языку, а правилам правописания и расстановки знаков препинания, выработке литературного языка, ему объясняют, почему он так говорит и так пишет, то есть внимание сосредоточено на формальной стороне языка. Школьники, занимаясь родным языком, приходят к осознанию того, чем они владеют, приводят свои знания в систему.

У преподавателя иностранного языка задача иная – научить языку. Именно поэтому нельзя изучать иностранный язык по школьным учебникам, предназначенным для носителей языка. Значит, прекрасные учебники русского языка, созданные для российской школы, непригодны для преподавания русского языка иностранцам. Если ребенку (или взрослому), чьим родным языком не является русский язык, преподавать так, как русскоязычному, результатом будет полное непонимание, и, следовательно, нежелание заниматься. Ведь сколько бы слов он ни выучил, как бы ни зазубрил правила, он не сможет не только говорить, но и понимать обращенную к нему речь, адекватно реагировать на вопросы. Знание грамматики неродного языка нужно только переводчикам и тем, кто занимается теорией языка, языкознанием. Для того чтобы научиться говорить, нужно изучать язык так, как изучают его маленькие дети, только значительно интенсивнее, за значительно более короткий срок. А, следовательно, преподавать язык иностранцам нужно по специальной методике – методике преподавания русского языка как иностранного (РКИ), разработанной для быстрейшего практического овладения языком. Только в этом случае будет достигнута цель обучения - коммуникативная компетентность. В это понятие входят следующие компоненты: понимание, лексика, грамматическая точность, беглость и дискурсивная компетенция[1].


Продолжение следует...



Н.С.Власова,

кандидат филологических наук, доцент,

автор методики и учебников РКИ